магазин котлов

НОВОСТИ

ЭКС-СССР
БОРЬБА
ФОРУМ
ДРУЗЬЯ
КОНТАКТЫ

ГЕНОЦИД РУССКОГО НАРОДА
РОССИЯ

НЕЗАВИСИМАЯ номер 66 (2128)
(Сетевая версия)
12 апреля 2000 г.

НАЦИОНАЛЬНОСТИ РОССИИ

Что делать, чтобы решить старый вопрос
Гавриил Попов

       Об авторе: Гавриил Харитонович Попов - профессор.

       КОГДА начинаешь размышлять о национальной проблеме в России, сразу же возникает проблема Чечни. Но разговор о Чечне - особый. А я хотел бы обсудить вопрос о подавляющем большинстве народов и наций России.

       Несколько веков на восточно-европейской равнине существовало многонациональное государство балтийско-скандинавских руссов, созданное ими на фундаменте славянских племен - предшественник Киевской Руси.

       Сама Киевская Русь не только воевала, но и взаимодействовала со степью. Факт, что жена князя Игоря, ждавшая его на стенах Путивля, была половчанкой.

       А Московия с самого начала создавалась на угрофинских землях. Поэтому никто не может даже перевести на русский язык такие слова, как "Москва" и "Волга".

       Московия стала Россией, а Россия - Российской империей. И получилось это благодаря исключительно плодотворной национальной политике.

       Во-первых, господствующий класс других народов становился русским дворянством. Из татарских родов вышли Карамзин, Тургенев, Тимирязев и другие. В России шутили по поводу обилия грузинских князей, но никто никогда не оспаривал их титулов. Украинские казаки тоже именовали себя дворянами.

       Во-вторых, царизм считал русскими всех, кто принял православие. И адмиралу Нахимову, и деду Ленина Бланку - нигде и никогда никто не напоминал о еврейский корнях. И сколько было таких русских - от абсолютно узкоглазых до совершенно черных типа деда Пушкина Ганнибала.

       В-третьих, царизм на определенных условиях мирился с неправославными религиями - и с протестантами, и с католиками, и с мусульманами. Когда-то меня поразил протокол одного заседания правительства России, относящийся ко времени после 1861 года. Обсуждался вопрос о старообрядцах. Речи многих министров начинались так: "Хотя я не православный, все же хотел бы сделать такие замечания..."

       Долгие столетия этих фундаментальных подходов было вполне достаточно. Но XX век Россия встретила в целом "венке" национальных конфликтов.

       Советская власть удержала Российскую империю в основном в старых границах во многом благодаря по-своему новаторскому решению национального вопроса. Вместо одной государственной нации - русской, было выделено несколько равноправных государственных наций - союзные республики. Затем были выделены автономии. Далее были "отпущены в независимость" несколько наиболее "опасных" наций: поляки, финны, прибалты. Зато к другим "бунтарям" была применена сила - к тем же чеченцам, к "басмачам".

       Если учесть, что параллельно с системой национальных республик и автономий была создана система централизованного тоталитарного контроля по линии партии, органов безопасности, армии, то в основном национальный вопрос на многие десятилетия был сбалансирован.

       Потом стройность этой системы была нарушена. Упразднялись некоторые автономии (немцев, татар Крыма и т.д.).

       "Возвращались" в СССР прибалты. Выселялись народы. В итоге национальный вопрос обострялся. В РСФСР ничего действительно нового в национальном вопросе предложено не было. Разве что уравняли друг с другом различные автономии. Нынешняя система национального устройства России не имеет будущего.

       Во-первых, не предусмотрены действенные шаги по возрождению и укреплению стержня страны - великорусской нации (о чем уже шла речь в предыдущей статье).

       Во-вторых, национальные субъекты Федерации получили в некоторых отношениях больше прав, чем русские регионы.

       В-третьих, в автономиях русские оказываются чем-то вроде людей второго сорта - хотя бы уже потому, что они не знают никакого другого языка, кроме русского.

       В-четвертых, брошены на произвол судьбы миллионы русских, которые оказались за пределами России, но не получили автоматически российского гражданства.

       В-пятых, в Российской Федерации организационно не решены проблемы таких коренных славянских национальностей, как украинцы и белорусы.

       В-шестых, уравнялись между собой национальные регионы, насчитывающие сотни тысяч, а то и миллионы граждан, и те, в которых их всего несколько тысяч.

       В-седьмых, в России по-прежнему остались вне государственного устройства такие народы, как немцы, поляки, греки и т.д.

       В-восьмых, не решена проблема национальных структур типа Чечни, население которых не спрашивали об их желании оставаться в России.

       В-девятых, не получили реальных возможностей развивать свою культуру представители народов, у которых в РФ есть национальные образования, но которые не живут в этих "своих" структурах, - скажем, татары во Владивостоке или в Курске.

       В-десятых, не решены пограничные проблемы с республиками, ставшими самостоятельными государствами. Границы проводили еще Сталин или Хрущев, заранее ориентируясь на создание конфликтных ситуаций. В итоге проблемы Крыма и Приднестровья. Что делать в будущем ?

       Надо четко сформулировать суть дела: Россия XXI века не имеет будущего без роста численности русских. Но Россия XXI века не имеет будущего и без нового решения проблемы национальностей. Великая Россия не может не быть многонациональной.

       Размышляя о национальном вопросе у нас, естественно обратиться к нынешнему мировому опыту.

       Первая модель - США. Там все нации "выварены" в едином котле. Регионы в США (штаты) имеют значительную самостоятельность, но это самостоятельность региона. Если отвлечься от "независимости" индейских резерваций, то единственная форма национального самообособления -религиозные общины.

       Что можно сказать об этой модели? США оказались не гарантированными ни от национальной, ни, тем более, от расовой розни. В Майами недавно я слышал от знакомого: у нас в штате неиспанцу есть место только в бизнесе. В политике без испанского языка шансов нет. Нетрудно прогнозировать, что этот "кто-то", у кого "нет шансов" в Майами, рано или поздно постарается взять реванш в другом штате.

       Вторая модель: выделение национально ориентированных регионов. По этой схеме построена Испания. Идет процесс в Великобритании (выделили Шотландию). Или, скажем, в Бельгии (фламандцы и валлоны).

       Этот путь, как показывает опыт, тоже не уменьшает, а усиливает трения.

       Во-первых, в национальных провинциях идет борьба за полное отделение (например баски).

       Во-вторых, национальное "дробление" - процесс бесконечный. В Англии заявил о своих правах Уэльс. Во Франции бунтует Бретань. На очереди Италия. Ведь все нынешние государства создавались путем объединения более мелких вокруг самого сильного. И "откат" может идти бесконечно. Для Италии - до Рима.

       В-третьих, попытки решить национальные проблемы территориальными акциями порождают конфликты по поводу границ на десятилетия. Кровавые примеры - Индия, Пакистан, Цейлон. Теперь - Югославия.

       Неизбежный вывод - ни абсолютно "безнациональное" устройство, ни национально-территориальный подход проблем не решают. России приходится искать что-то другое. И Россия, для которой национальное устройство - вопрос жизни или смерти, может дать образец нового подхода. Как таким образцом был когда-то и СССР.

       Мои соображения к дискуссии об этом новом подходе.

       Во-первых, национальный вопрос надо решать для нации, а не для территории. Раньше нация могла решить свои проблемы именно через обособление своей территории и создание на ней своей государственности. Теперь нации "распыляются", ведь они заняты не сельским хозяйством. Поэтому, как бы эффективно ни были решены проблемы татар в Татарии, никуда не уйти от того, что не менее 50% татар живут в других областях России.

       Поэтому надо заниматься именно нацией и именно по всей стране. Граждане добровольно сами определяют свою нацию. Затем они вступают - опять-таки добровольно - в местное землячество. А эти землячества объединяются в регионах, и наконец в стране. Землячества - организации светские.

       Во-вторых, на всей территории страны из представителей землячеств формируется при каждом представительном органе на всех уровнях Палаты национальностей.

       В-третьих, Палаты национальностей и землячества целиком ведают созданием и работой национальных школ, театров, музеев, газет и телеканалов, фестивалей и т.д. Они обладают совещательным голосом во всех других вопросах, имеющих национальный аспект.

       В-четвертых, землячества имеют свой бюджет. В него перечисляется какая-то часть налога, выплачиваемого зарегистрированным в данной нации гражданами. Кроме того, палаты национальностей получают ассигнования из региональных и федерального бюджетов и распределяют их. Будут и добровольные пожертвования.

       Государственность остается - как было до революции в России, как сейчас в США - единой. Если какой-то народ в данном городе или регионе занимает значительный удельный вес, он может в рамках обычной демократии стать ведущим. Но это - итог демократии, а не заданная предпосылка. И итог этот будет меняться после каждых выборов.

       Говоря обобщенно, мои предложения сводятся не к национально-территориальной, а к национально-культурной автономии.

       Той самой, которую в начале века предлагал Бунд. Вполне логично, ведь евреи уже тогда "своих" территорий, кроме местечек, практически не имели. Эту идею Ленин и большевики отвергли, привязали национальное к территории. Что тоже было логично в условиях преимущественно крестьянского, земледельческого населения.

       А нынешние попытки решать национальные вопросы территориально - это уступки не нациям, а национальным бюрократам. Даже на "своей" территории они мало улучшают положение граждан своей нации. Зато ссорят их с представителями других наций и в данном регионе, и в итоге в других. Бюрократический вариант решения национального вопроса бесперспективен и в целом, и тем более в России.

       Впрочем, и национальные бюрократы не всегда в состоянии "воспользоваться" нынешней российской моделью. И вместо них в федеральных органах появляются Кобзон, Абрамович, Березовский, Чилингаров. Как в СССР были среди депутатов "адыгейцы" или "якуты" из советских лидеров, над которыми иронизировал Собчак.

       Конечно, и мои соображения порождают много вопросов. Как обеспечить демократию внутри землячеств? Как образовать из землячеств палаты национальностей, по каким квотам? По каким критериям делить деньги между советами землячеств?

       Но я уверен: нет другой перспективы в условиях постиндустриального интегрирующего мира, чем национально-культурная автономия. И для России. И для других стран.